логотип

Мосбиржа, 8:34 (по МСК)

  • USD000000TOD

    USD

    93.92
  • EUR_RUB__TOD

    EUR

    99.71
  • IMOEX

    IMOEX

    3472.19
  • MGNT

    MGNT

    8249
Новости25 марта 9:30

Проходящие по делу «крабового короля» Олега Кана компании пожаловались в суд на ФАС

Из-за заключения антимонопольной службы они  лишились квот на добычу краба

Фото новости: "Проходящие по делу «крабового короля» Олега Кана компании пожаловались в суд на ФАС"

Шесть рыболовецких компаний, которые правоохранители связывают с «крабовым королем» Олегом Каном, судятся с Федеральной антимонопольной службой (ФАС). В картотеке арбитражных дел Shopper’s заметил иски компаний «Монерон», «Курильский универсальный комплекс» (КУК), «Аквамарин», «Севрыбфлот», «Прибой-т» и Приморской рыболовной компании (ПРК), поданные в Арбитражный суд Москвы. 

«Монерон» требует признать недействительным январское (2024) заключение ФАС о наличии у него иностранного контроля со стороны корейской компании Olves Co и Кана, сказал Shoppers человек, близкий к компании. (Также Olves указана в карточке дела в качестве третьего лица.) ПРК просит признать незаконным порядок подготовки заключения ФАС об установлении иностранного контроля, следует из определения суда о принятии иска.   

КУК, «Севрыбфлот», «Аквамарин», «Прибой-т» тоже оспаривают выпущенные в январе заключения ФАС, но суть исков из документов суда не ясна.

Представитель ФАС подробностей не раскрыл, подтвердив лишь, что обращения компаний связаны с делом, инициированным Генпрокуратурой в связи с нарушением закона о порядке осуществления иностранных инвестиций в компании, имеющие стратегическое значение для обороны страны и безопасности государства.

По этому делу вынесено судебное решение, в результате которого все шесть компаний лишились квот на вылов краба. Арбитражный суд Приморского края 21 марта признал ничтожными заключенные ими с Росрыболовством договоры о закреплении квот.

Основанием послужило наличие в компаниях иностранного контроля: со стороны Кана (по данным прокуратуры, он имеет вид на жительство в Республике Корея) и южнокорейской компании Olves Co. Ltd, объяснял «Коммерсантъ», ознакомившийся с иском Генпрокуратуры. Иностранных  инвесторов Генпрокуратура, ФСБ и ФАС нашли в ходе совместной проверки. С 2023 г. к ним относят и россиян с ВНЖ в другой стране.

По закону иностранным контролем считается в том числе возможность прямо или косвенно распоряжаться 25% и более в уставном капитале и принимать решения о деятельности компании. 

Российские компании под контролем иностранцев не могут добывать рыбу, поскольку рыболовство имеет стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства. При обнаружении иностранного контроля договор с владельцем квот должен быть расторгнут. Исключение — фирмы, получившие специальное разрешение правительства. 

66 600

т

краба добыто в России в январе — сентябре 2023 г., по данным Росрыболовства, которые приводил «Коммерсантъ».

Арбитраж также согласился с доводами Генпрокуратуры о «совместном умысле» группы лиц на вылов водных биоресурсов, «представляющих стратегическое значение» и нанесении ущерба неправомерной добычей. Суд взыскал 358,7 млрд руб. с Кана, его сына Александра, а также учредителей и руководителей компаний. У девяти человек суд изъял в пользу государства доли в компаниях в счет частичного возмещения ущерба.

«Монерон» не согласен с позицией антимонопольного ведомства, поскольку владелец компании (согласно ЕГРЮЛ она на 100% принадлежит Дмитрию Пашову. — Shopper’s) — российский резидент», — сказал собеседник Shoppers. Также, по данным ЕГРЮЛ, владелец КУК — Виктория Ледукова, ПРК — Ким Ок Дя, «Севрыбфлота» — Екатерина Юн и Евгений Се, компании «Прибой-т» — Татьяна Батина, «Аквамарина» — Екатерина Юн. Все они — граждане России. 

Однако Генпрокуратура настаивала, что Кан контролировал бизнес, хотя и не владел долями в компаниях.

Олег Кан четыре года назад рассказывал «Ведомостям», что уехал из России в 2018 г. после того, как на федеральных каналах стали выходить сюжеты, в которых ему приписывали контрабанду водных биоресурсов и организацию убийства бизнесмена Валерия Пхиденко в 2010 г. Вслед за этим было заведено уголовное дело о контрабанде и возобновлено старое дело об убийстве. Кан сообщил, что находится в одной из азиатских стран и давно не занимается крабовым бизнесом. СМИ прозвали Кана крабовым королем, поскольку прежде на КУК и «Монерон» приходилось около 17% российской добычи крабов (свыше 17 000 т крабов в год). Компании не участвовали в аукционах по перераспределению крабовых квот в 2019 и 2023 годах, после чего их доля рынка значительно сократилась.

В судебной практике уже были дела, в которых заявители оспаривали подобные заключения антимонопольного ведомства, говорит старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Валерий Зинченко. Подходы судов в этом вопросе он охарактеризовал как «максимально широкие».

Поддерживая решения ФАС, суды учитывали двойное гражданство бенефициара, брак с иностранцем, информацию о группе лиц, которая фактически контролирует компанию, перечисляет юрист. Если бенефициар российского юрлица на момент подготовки заключения ФАС работает в иностранной компании, это тоже говорит об иностранном участии. Бывает и так, что суды признают косвенный контроль иностранных инвесторов даже при формальной юридической смене владельцев и руководителей.

Как сказал Shopper’s адвокат Кана Константин Трапаидзе (представляет интересы бизнесмена по уголовным делам), решение Арбитражного суда Приморского края не препятствует искам по оспариванию иностранного контроля. Кроме того, знает он, адвокаты планируют обжаловать и само решение первой инстанции. По информации Трапаидзе, при рассмотрении дела «допущено множество процессуальных нарушений».

Защита Кана на заседании суда 19 марта сообщила о его смерти и в связи с этим потребовала прекратить производство по делу. Адвокаты аргументировали свою позицию открытием наследственного дело в отношении имущества Кана. Но Генпрокуратура не верит и трактует ситуацию как инсценировку. Она ссылается на отсутствие в загсах Санкт-Петербурга и Сахалинской области актов о регистрации смерти Кана. Кроме того, родственники в загсы не обращались, хотя по закону обязаны это сделать. Трапаидзе не стал комментировать Shopper’s информацию о смерти бизнесмена.  

Популярное

за неделю
0