логотип

Мосбиржа, 4:44 (по МСК)

  • USD000000TOD

    USD

    89.13
  • EUR_RUB__TOD

    EUR

    95.45
  • IMOEX

    IMOEX

    2973.21
  • MGNT

    MGNT

    6206.5
Интервью30 ноября 2022

Петр Романишин: «Интереснее жить и работать, создавая премиальные вина»

Генеральный директор «Фанагории» о новых условиях конкуренции, цене хорошего вина и о том, что гарантирует его качество

Фото новости: "Петр Романишин: «Интереснее жить и работать, создавая премиальные вина»"

Фото: генеральный директор «Фанагории» Петр Романишин / «Фанагория»

После ухода из России части мировых производителей вина для отечественных виноделов открылись новые перспективы: растет и спрос, и производство. Насколько им удастся заменить на полках импортное вино, хватает ли собственных питомников и что будет с ценами, рассказал в интервью Shopper's генеральный директор «Фанагории» Петр Романишин.

— На какие ниши «Фанагория» в первую очередь сделает ставку в связи с вымыванием зарубежных брендов?

— Нам интереснее жить и работать, создавая премиальные вина. Это более маржинальные продукты по сравнению с рядовыми линейками. У нас все ниши в премиальном направлении сформированы — авторские вина, линейки «Автохтон», Cru Lermont, «Формула Q», «100 оттенков», «Точка». Сейчас стоит задача перераспределить удельный вес: уменьшать долю вин среднего ценового сегмента и увеличивать долю премиальных. Если рынок позволит это сделать. Это зависит и от поведения потребителей — сложно прогнозировать, что будет востребовано через 7-10 лет.

У нас есть подвал на 3000 бочек и есть возможности его расширения. Кроме того, планируем построить еще один подвал, чтобы и в дальнейшем — через 7-10 лет — у нас были бы резервы для создания премиальных вин. Мы рассчитываем его, как и уже существующий, на 3000 бочек. И площадь будет такая же — более 2000 кв. м.

— Вы еще собирались строить новую винодельню. Во сколько она вам обойдется и какой срок проекта?

— Проект пока находится только в стадии разработки, инвестиции рассчитываются.

— А какие возможности усилить премиальное направление с точки зрения подходящих земель, расширения виноградников?

— В следующем году мы запланировали посадить 30 га новых виноградников. До конца этого года мы посадим 140 га. Это будут виноградники, на которых будет выращиваться виноград для производства премиального вина.

В виноградарстве существенную роль играет фактор природного и погодного влияния. Мы можем рассчитывать на одни результаты, но если год неудачный с точки зрения температур и влажности, то наши планы подвергнутся корректировке. Если урожай будет неудачный по содержанию сахаров, то на дистилляцию пойдет больший объем.

«Мы не планируем повышения цен в этом году»

— Вы ощущаете рост спроса на свои вина? Если да, то только со стороны ритейлеров или также в HoReCa?

— Мы ощущаем рост спроса на фанагорийские вина во всех каналах продаж. Так как HoReCa изначально занимает небольшую долю, то рост спроса в HoReCa более выражен, чем в ритейле. Например, если в ритейле спрос вырос на 10%, то в HoReCa на 30%.

И в ритейле, и в HoReCa спрос есть на всю гамму вин, в том числе на премиальные. И появляется спрос, который раньше был небольшим: на подчеркнуто дорогие позиции в премиальной нише. Конечно, речь идет не о высокой цене как таковой — качество должно ей соответствовать.

65 лет спустя

«Фанагория» выросла из основанного в 1957 г. Сенновского винпункта. В 1992 г. произошло объединение винзавода и совхоза, который выращивал виноград. В 1996 г. предприятие стало акционерным обществом — «Агропромышленная фирма «Фанагория». Виноградники «Фанагории» расположены на Таманском полуострове между Таманским заливом Черного моря и Азовского моря, их площадь составляет сейчас 4000 га. Собственный виноградный питомник производит 1 млн саженцев в год. «Фанагория» производит 2 млн дал вина ежегодно. Линейки бренда: «100 оттенков», «Винодел и Сомелье», Cru Lermont, «Автохтон», F-Style, «Авторское вино», «Винтаж» и др.

— По расчетам Роскачества, в следующем году две трети вин в российском ритейле будут отечественными. Вы согласны с оценкой?

— Думаю, немного меньше. Примерно третью часть рынка занимали вина, разлитые в России из импортного виноматериала. За два года покрыть такой объем за счет повышения урожайности невозможно. В этом году был аномально хороший урожай. Мы, например, в этом году собрали богатый урожай и европейских классических сортов, и автохтонных. Так что текущий год упростит задачу, но не настолько, чтобы две трети спроса покрыть винами из российского винограда.

— Зарубежных компаний на российском рынке становится меньше, а каким станет уровень конкуренции? И есть ли риск уронить качество?

— Во все времена самым надежным контролером качества производства чего-либо, в том числе и вина, является совесть и порядочность владельцев и руководителей бизнеса и всех работников. И независимо от конъюнктуры рынка «Фанагория» 65 лет следует традициям высокого качества, которые передаются из поколения в поколение. Поэтому, как бы ситуация дальше не развивалась, в качестве тихих, игристых вин и дистиллятов «Фанагории» можно не сомневаться, мы его гарантируем. За других участников рынка мы не можем отвечать.

— Какой ценовой политики будет придерживаться «Фанагория» и чего вы ожидаете от конкурентов? В первом полугодии цены выросли ниже инфляции (+11%), тенденция может сохраниться?

— При стабильном соотношении рубля и конвертируемой валюты и на рынке будет ценовая стабильность. Мы не планируем повышения цен в этом году. Относительно политики конкурентов я могу только строить предположения, но думаю, что рынок сбалансирован и не позволит поднимать цены.

В начале года цены росли, и я не исключаю, что есть небольшие производители, которые могут повышать цены, руководствуясь амбициями, а не объективными условиями и зачастую — не качеством. Но они не окажут существенного влияния на рынок. Ну, если они вдруг сумеют найти маркетинговые ходы, объясняющие сильное повышение цен, то молодцы.

— По вашему мнению, бутылка качественного вина не может стоить дешевле скольки рублей?

— В рознице за 300 руб. должны быть представлены хорошие и качественные вина. Это касается как импортных вин, так и российских.

— А цена бутылки премиального вина с какой суммы начинается?

— От 700 руб.

— В России готовятся начать эксперимент с онлайн-торговлей отечественным вином. Как вы относитесь к этой инициативе? Будет ли услуга пользоваться спросом и при каких условиях?

— Этим намерениям уже не один год и хотелось бы, чтобы они воплотились в правовом поле в реальные шаги. Спрос на такую услугу, конечно, будет.

— «Фанагория» будет участвовать в пилоте?

— Если пригласят, то будем.

— Сколько вы вкладываете в маркетинг и рекламу и планируете ли наращивать бюджеты?

— Затраты на маркетинг и рекламу невелики относительно нашего оборота. Реклама в СМИ для российских вин разрешена с очень большими ограничениями. В том числе закон ограничивает суммы, которые можно инвестировать в это направление. Поэтому мы не планируем радикальных изменений.

— Сколько у «Фанагории» фирменных магазинов? Это маркетинговая история или самостоятельный бизнес? Собираетесь ли расширять сеть?

— Наших магазинов и магазинов франчайзи — совокупно 150. Это важный канал сбыта и возможность знакомить людей с нашим ассортиментом. Через эти магазины мы продаем около 20%. Это существенно, но бизнес-модель монобрендовой торговли алкоголем достаточно проблемная.

«Мы не планируем уходить с тех рынков, на которых присутствуем»

— Иностранные поставщики, уйдя с нашего рынка, могут усилить экспансию в соседние с Россией страны. Среди них экспортные рынки «Фанагории» — Белоруссия, Казахстан и др. Уступите или будете бороться?

— Мы не планируем уходить с тех рынков, на которых присутствуем. Наша доля там невелика, и нас ценят там за то, что мы представляем вина из российского винограда. Я не вижу рисков для нас от усиления конкуренции со стороны тех объемов, которые, возможно, освободятся с российского рынка.

На все рынки, на которые распространяются санкции [запрет ввоза], нет технической возможности осуществлять экспорт. Это Северная Америка, Западная Европа, Япония. Мы поставляли туда небольшие объемы, но сейчас продажи российских вин там закрыты.

И в этом есть некоторое противоречие: наша страна не закрыла поставки вин из стран, которые запретили импорт российских вин на свои рынки. Логичнее было бы запретить [странам, применившим к нам санкции] поставлять вина на российский рынок. Или хотя бы ввести квотирование: уменьшить разрешенные объемы поставок, например, до 30-40% от того, что они ввозили ежегодно в последние три года.

Нашими ключевыми рынками для экспорта, как и раньше, остаются Казахстан и Китай. Например, объем поставок в Китай составляет около 800 000 бутылок в год.

— Как вы оцениваете перспективы поставок отечественного вина на Ближний Восток, ОАЭ, Африку?

— Сдержанно. Это мусульманская культура, которая имеет определенную позицию в отношении алкоголя. Жителям этих стран запрещено употреблять алкоголь, и продажа вина может быть рассчитана только на туристической поток. Для туристов и экспатов, которые живут на Ближнем Востоке, российские вина — это некоторая экзотика. Потребуется немало лет кропотливой работы, чтобы стереотип восприятия российских вин изменился. Чуда не будет.

«Если будут выделять денег больше, мало кто от них откажется»

— «Фанагория» воспользовалась в этом году господдержкой – субсидиями по федеральному проекту «Стимулирование развития виноградарства и виноделия», сколько удалось получить?

— Мы ежегодно получаем субсидии на посадку винограда, установку шпалеры, субсидии на покрытие процентов по банковским кредитам, в рамках федеральных и региональных программ поддержки. Общая сумма поддержки в этом году составила около 100 млн руб.

— В целом достаточно поддержки от государства?

— Это риторический вопрос. На примере «Фанагории» кажется, что раз уж мы развиваемся в последние 10 лет, то достаточно. Но нет предела совершенству. Если будут выделять денег больше, мало кто от них откажется.

— Какие еще меры, кроме субсидирования, могут быть эффективными?

— Если смотреть в горизонте 10-20 лет, то необходимо сформировать механизм квотирования. Чтобы в урожайный год ограничивать импорт бутилированных вин на территорию нашей страны, а в неурожайный — чтобы не было дефицита — увеличивать возможность ввоза. В настоящее время такого механизма не существует. Как такие предложения воспримут регулирующие органы, мы не знаем.

— Представители разных сфер сельского хозяйства говорили, что есть проблемы с импортными техникой и комплектующими, а ваша отрасль насколько сильно завязана на зарубежные технологии в части оборудования, техники, запчастей и т. д.?

— По запчастям наши поставщики закрывают те вопросы, которые у нас есть. И в плане обработки винограда тоже все закрыто.

— У российских хозяйств весной были сложности в поставках импортной пробки. В какой мере они вас коснулись и решена ли проблема?

— Сейчас мы сделали запас более чем на год.

— Будут ли отечественные хозяйства больше использовать картонную тару для вина, bag-in-box, жестяные банки? В каких случаях это приемлемо? «Фанагория» что-то из этого использует?

— Мы ушли от этих видов упаковки и не планируем к ним возвращаться.

«За два года спрос на наши саженцы увеличился в разы»

— У многих винодельческих хозяйств сейчас проблемы с импортными саженцами, а у вас собственный питомник. Будете им продавать?

— Мы и раньше продавали саженцы другим виноделам, и продолжим это делать. За последние два года спрос на наши саженцы увеличился в разы. Это произошло после принятия закона о виноградарстве и виноделии. Мы уже провели модернизацию питомника. Сейчас его мощность 1 млн саженцев в год. И уже в следующем году мы сможем увеличить производство саженцев в 2 раза.

Другие производители тоже строят питомники. Я думаю, что в скором времени рынок будет насыщен. При том, что импорт саженцев не запретили. А проблемы с логистикой при правильном подходе решаются.

— А вы сами пользуетесь импортными саженцами?

— Саженцы тех сортов винограда, которых у нас нет, — да, мы приобретаем. Это небольшое количество.

— Вы раньше говорили, что питомники должны быть государственными.

— Я подчеркну, что государственным должен быть питомник базовых элитных насаждений, маточных насаждений. Потому что это требует кратно большего объема инвестиций: в посадочный материал, в научное методологическое обеспечение. И необходим жесткий контроль качества.

— Какие инвестиции и сколько времени нужно для создания таких питомников?

— Если рассматривать питомники от Дагестана до Краснодарского края во всех регионах, где выращивают виноград, то потребуется около 1 млрд руб. Времени — до трех лет.

Речь идет о генетически чистых саженцах. Например, в стране будет 20 питомников и они должны обеспечиваться первоклассным, чемпионским материалом, без генетических болезней. Нужно, чтобы это были очень качественные саженцы, потому что в земле они будут работать 20-30 лет в форме лозы. И, если саженец не близок к идеалу, то виноградник уже через несколько лет будет не таким продуктивным, не так выражать сорт винограда.

— Какие основные сорта винограда вы выращиваете, какие самые перспективные, будете ли добавлять новые?

— Мы выращиваем около 40 основных европейских классических сортов. Из красных сортов — Каберне, Пино нуар, Саперави, Красностоп, из белых — Шардоне, Рислинг, Совиньон. Также мы выращиваем новые сорта винограда, которые могут быть перспективными, по нашему мнению. Это Пино гри, Шираз, Мальбек, Неббиоло.

— Вы используете только собственные виноматериалы? Докупаете ли какие-то импортные ингредиенты и для чего?

— Мы изготавливаем вина только из российского винограда, выращенного на нашем предприятии.

— Какие планы развития производства безалкогольных напитков «Фанагории»? Как вы чувствуете себя на этом очень конкурентном рынке?

— Мы возродили производство натуральных виноградных сортовых соков, как и было в самом начале работы «Фанагории», — она была поставщиком Олимпиады в 1980 г. Так что нам эта тема близка, а соки — это правильный продукт, натуральный, их нужно производить. И их производство нам и в человеческом плане интересно и приятно. Но на перспективы будем смотреть исходя из реакции рынка и спроса, так как эта продукция не дешевая, мы готовы будем реагировать, если будет спрос.

* Интервью Shoppers Петр Романишин дал на Винной ассамблее Forbes.

Популярное

за неделю
0