логотип

Мосбиржа, 22:12 (по МСК)

  • USD000000TOD

    USD

    89.25
  • EUR_RUB__TOD

    EUR

    96.37
  • IMOEX

    IMOEX

    3299.22
  • MGNT

    MGNT

    7901.5
Новости21 октября 2023

Росрыболовство продало с аукциона права на добычу крабов на 214 млрд руб.

Все квоты достались крупным компаниям, преобладающим на рынке в последние годы

Фото новости: "Росрыболовство продало с аукциона права на добычу крабов на 214 млрд руб."

Фото: Pxhere

На аукционах, состоявшихся 16—18 октября, Росрыболовство продало квоты на добычу крабов на сумму 214,3 млрд руб. Квоты закрепят за компаниями на 15 лет. Проданным 27 лотам соответствует 27 000 т крабов, по подсчетам Всероссийской ассоциации рыбопромышленников (ВАРПЭ).

Еще 10 лотов будет продано позже (на проданные пришлось 48% дальневосточных квот — ВАРПЭ), но получается, что уже сейчас бюджет выручил в 1,5 раза больше, чем на первом этапе аукционов в 2019 г. Причем тогда за 142 млрд руб. было распределено 35 000 т, то есть при сопоставимых объемах сумма даже удвоилась, отметил президент ВАРПЭ Герман Зверев. В этом году аукционы прошли с «большей бюджетной эффективностью», заключил он.

В июле Зверев говорил Shoppers, что цена лотов перегрета: вероятно, государство, видя денежные потоки компаний, оценивает крабовые аукционы как «разновидность налога на сверхприбыль». Еще в феврале руководитель Росрыболовства Илья Шестаков говорил РБК, что власти и в этот раз рассчитывают получить от продажи крабовых квот только 140 млрд. руб., как и на первом этапе.

Крабовый бизнес — самый высокорентабельным в рыбной отрасли. Последние оценки эксперты публично делали в 2018-2019 г.: рентабельность крабового промысла составляла 70% против 20-30% для рыбы. Но в прошлом году прибыль в рыбной отрасли обвалилась на треть, ссылался РБК на предварительные данные Росрыболовства.

52

млрд руб.

вложат победители крабовых аукционов в строительство судов для добычи крабов или логистические комплексы (объект зависит от лота), по данным ВАРПЭ.

Чьи теперь крабы

Юрлица группы «Русский краб» заплатят больше всех — свыше 57 млрд руб. за семь лотов. По расчетам Ассоциации судовладельцев рыбопромыслового флота (АСРФ), c учетом уже имеющихся квот группа «Русский краб» займет долю 24,1% в Дальневосточном бассейне с правами на добычу 18 300 т и сохранит статус крупнейшего крабодобытчика на Дальнем Востоке. Группу «Русский краб» основал Глеб Франк, зять миллиардера Геннадия Тимченко и сын экс-министра транспорта Сергея Франка. Попав в санкционный список США, он снижал долю в компании и в августе окончательно вышел из капитала. Сейчас компания принадлежит менеджменту.

Компания «Антей», принадлежащая рыбопромышленнику Игорю Михнову и бывшему вице-губернатору Сахалинской области Аркадию Пинчевскому, заплатит около 26,4 млрд руб. за три лота. Еще один лот за 7,99 млрд руб. получила компания «Евразийский рыбный центр», которая принадлежит одному Пинчевскому. Пинчевский стал партнером Михнова после первого этапа аукционов в 2019 г. «Ведомости» писали, что он может представлять в этой отрасли интересы миллиардера Аркадия Ротенберга, но сам Пинчевский и представитель Ротенберга это отрицали. Долю «Антея» по итогам последних аукционов АСРФ оценила в 10,8%, а потенциальные объемы добычи – в 8200 т.

Четыре лота на 33,6 млрд руб. получит «Островной краб» (она подконтрольна УК «ДВ Рыбак» Алексея Байгужина и партнеров). В ней 5% принадлежит структуре Сбербанка. По расчетам АСРФ, ее доля теперь составляет 7,6% (5800 т).

Три лота на 25,6 млрд руб. выиграла компания «Север», которая принадлежит владельцу «Сигма марин технолоджи» (крупная дальневосточная рыбопромышленная компания) Максиму Петрушину. АСРФ считает, что теперь у этой группы квоты на добычу 8900 т, а доля на Дальнем Востоке — 11,8%. Также в числе победителей — «Восход» (ее бенефициар — Никита Кожемяко, сын губернатора Приморского края Олега Кожемяко), структуры Северо-Западного рыбопромышленного консорциума (СЗРК) Дмитрия Озерского и Геннадия Миргородского, который лидирует по добыче крабов в Северном бассейне.

Все победители являются уже заметными игроками на этом рынке, и их участие в аукционах было ожидаемо, говорит председатель совета директоров отраслевого медиахолдинга Fishnews Эдуард Климов. «Это последняя в обозримом будущем дележка этого ресурса, поэтому компаниям важно было поучаствовать», — добавляет он.

Квоты еще остались

Всего для продажи на втором этапе предусмотрено 37 лотов. Оставшиеся 10 лотов в Северном бассейне будут проданы позже. На 2024 г. запланировала продажа прав на добычу камчатского краба и на 2026 г. — краба-стригуна опилио. Сроки установлены распоряжением правительства от 29 мая. Общую начальную стоимость всех 37 лотов ВАРПЭ оценивала в более чем 338 млрд руб

Кто не пошел покупать

Но были и добытчики, которые не пошли на аукционы. Например, структуры Находкинской базы активного морского рыболовства, которую связывают с Сергеем Дарькиным (бывший губернатор Приморского края), говорится в телеграм-канале АСРФ. Также не участвовала компания «Дальрыба», добавляет Климов. Еще с советских времен это самая известная в Азии российская компания, рассказывает он. Также не участвовали структуры «Курильского универсального комплекса» и «Монерона», которые прежде были связаны с Олегом Каном. СМИ называли его «крабовым королем», поскольку эти компании были крупнейшими добытчиками крабов на Дальнем Востоке. Против Кана были возбуждены уголовные дела, в 2018 г. он покинул страну писали «Ведомости».

В чем обвиняли «крабового короля»

Олега Кана обвиняли в организации преступного сообщества, контрабанде, уклонении от уплаты таможенных платежей и налогов, убийстве (согласно информации на сайте Следственного комитета России). Кан обвинения отвергал и считал уголовные дела заказными — «в интересах новых владельцев крабового бизнеса в России» (интервью «Ведомостям» от 26 мая 2020 г.) Как писали «Ведомости», из России он уехал еще в 2018 г. В феврале 2022 г. региональные телеграм-каналы сообщили о смерти Кана, это подтверждали и источники Shopper’s. Его адвокат Константин Трапаидзе опроверг эту информацию 13 марта 2023 г. в комментарии агентству «РИА Новости».

АСРФ также сообщает, что не участвовала компания «Тефида». Ее владельцем «Коммерсантъ» называл Алексея Козлова. Федеральная антимонопольная служба незадолго до аукционов выявила в ней иностранного инвестора, контролирующего бизнес. Из-за этого Росрыболовство лишило ее прав на квоты на вылов краба.

По итогам этих аукционов укрупнятся и так уже большие компании на этом рынке, а небольших не останется, говорит Климов. Хотя, как напоминает он, одним из обоснований аукционов была как раз демонополизация рынка — об этом говорила, в частности, Федеральная антимонопольная служба. Но АСРФ отмечает, что ни одна компания не превысила «установленный антимонопольным законодательством порог доминирования» в 35%.

Как зарабатывают на крабах

По данным ВАРПЭ, Россия — игрок №1 на мировом крабовом рынке с долей 40% по экспорту.

Но как отмечает Зверев, «мнение о сверхдоходности крабового сектора было основано на факторах, которые в любой момент могут измениться». В первом полугодии прибыль всей рыбной отрасли рухнула почти втрое до 38,5 млрд руб., сообщала ранее ВАРПЭ. Основные причины — закрытие важных экспортных рынков для российской рыбопродукции и рост издержек.

Нагрузка на бизнес вскоре еще вырастет, говорит Зверев. Недавно правительство ввело экспортные пошлины с привязкой к курсу рубля — 4-7% от таможенной стоимости. Добытчики крабов, по оценке ВАРПЭ, заплатят пошлины на 4-7 млрд руб. в 2024 г. Плюс недавнее повышение ключевой ставки ЦБ увеличит затраты предприятий на обслуживание кредитов.

Перспективы рынка не ясны — закрыт рынок США, который покупал высокомаржинальную продукцию — варено-мороженые части краба, рассуждает Климов. Теперь основным покупателем является Китай, который предпочитает живых крабов. Из-за снижения конкуренции за российских крабов, цены на них упали — сейчас за счастье продать их за $25/кг. В прошлые годы цены были гораздо выше — они доходили до $45-50, и именно исходя из нее компании рассчитывали проекты и брали кредиты в банках на участие в торгах.

Возможно, участники рынка рассчитывают, что ситуация изменится в будущем и цена вырастет, поскольку краб традиционно — самый дорогой и высокомаржинальный вид водных биоресурсов, полагает Климов. Он отмечает, что провалы цены на этом рынке случаются в 4-5 лет, потом она растет.

Что с этого потребителям

Крабы — премиальный продукт. Во «Вкусвилле» 220 г консервированного мяса обойдется 1228 руб., а 250-граммовая упаковка мороженых фаланг — 2665 руб. Спрос на такую продукцию небольшой, и в основном ее покупают в Москве, рассказывал ранее Shopper’s представитель ритейлера. Но к Новому году продажи обычно взлетают в 4-5 раз. По оценке СЗРК, на российский рынок приходится до 5% от добываемых объемов.

В советское время увеличить потребление крабов помогло создание целой индустрии по производству консервов для внутреннего рынка и реклама, которую проводило государство, писал телеграм-канал ВАРПЭ. Если сейчас расширить ассортимент продукции за счет производства мороженого краба в различных вариациях и консервов, то можно вдвое увеличить поставки краба на внутренний рынок — с текущих 8000–10 000 т до 20 000 – 22 000 т, цитировал канал Зверева.

Для увеличения продаж на внутреннем рынке серьезных перспектив нет — крабы слишком дороги для российского потребителя, говорит Климов. А специально продавать дешево для россиян компании не смогут — тогда они не отдадут кредиты банкам.

Популярное

за неделю
0